Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

53

утро большой глоток водки, взбодрился и сказал сыну:

            — Сядь, поговорить надо.

            Денис сел. Они все были высокие, но этот, старший перемахнул за метр девяносто. Отец выглядел как-то плоховато, да и приготовление к разговору было непривычным: торжественным и скорее неприятным. Отец наклонил пустую бутылку, из нее выкатилось несколько капель, он понюхал и вздохнул.

            Пока отец снимал и надевал очки, укладывал перед собой руки на столе, как школьник, кряхтел и морщился, Денис успел прикинуть, что же именно такое неприятное скажет ему сейчас отец: возможно, насчет его девушки Лены. Будет предостерегать от женитьбы. Или по поводу аспирантуры, которая была Денису предложена, но он решил идти работать, потому что было хорошее предложение…

            Нет, что-то более серьезное, уж больно отец нервничает… И вдруг мелькнула ужасная догадка: родители разводятся! Точно! Не так давно у приятеля отец ушел из семьи, и мать страшно переживала, и даже совершала какие-то нелепые попытки самоубийства… И приятель сказал, что раньше это называли революцией сорок восьмого года, потому что на подходе к старости бывает у мужчин такой порыв — начать новую жизнь, завести новую семью…

            Он посмотрел на отца отстраненным взглядом: отец был еще вполне ничего, русые волосы почти без седины, яркие глаза, худой, не расползшийся… И он представил себе с ним рядом какую-нибудь из молоденьких девушек, которых так много приходит в их дом… Да, возможно. Очень даже возможно… Он попробовал вообразить их дом без отца, и его насквозь прожгло.

            — Денис, я давно должен был тебе сказать, но все не решался, хотя понимаю, что надо было раньше…

            «Господи, мама, Малышка… Невозможно. Невозможно»,— подумал Денис и понял, что сейчас расплачется, и собрал жестко рот, чтобы углы не опадали, как у обиженного ребенка.

            — Эта наша годовщина, каждый год меня колотит, когда она подходит, потому что ты родился за год до нашей свадьбы…

            Отец замолчал. Сын все никак не мог понять, о чем он толкует, что он так мучительно хочет ему высказать.

            — Ты про что, пап? Ну, за год… о чем ты?

            — Мы тогда не были женаты…

            — Ну и что? Ну, не были,— недоумевал сын.

            — Да мы с мамой тогда даже знакомы не были,— в отчаянии воскликнул отец, потерявший надежду на то, что когда-нибудь этот дурацкий разговор закончится.

            — Да ты что? Правда?— удивился Денис.

            — Ну да. Вот такие дела, понимаешь… Денис.

            У Дениса отлегло от сердца: никакой революции… никакого развода…

            — Пап, и это все, что ты хотел мне сказать?

            Отец пошарил рукой по столу. Поболтал бутылкой, посмотрел на свет,— она была окончательно пуста.

            — Ну, да…

            Оставалось с Ленкой. Денис поскреб ногтями стол какую-то прилипшую крошку на столе.

            — А я тоже хотел тебя спросить, это… Как тебе моя Ленка?

            Отец немного подумал. Не очень она ему нравилась. Но это не имело никакого значения.

            — По-моему, ничего,— покривил душой отец.

            Денис кивнул:

            — Ну и ладно. А то у меня было такое впечатление, что она тебе не очень…

            — Да ты что, очень даже…— это была проблема воспитательная, но не из самых важных.

            Тут открылась дверь и вошла четырехлетняя Малышка. На четвереньках. Она изображала собаку.

            Отец и сын кинулись к ней одновременно, чтобы поднять, подхватить на руки. И стукнулись лбами. И оба засмеялись. И смеялись долго, так долго, что Малышка начала плакать:

   

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту