Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

Какое время жизни нам досталось

— ЛЮДМИЛА Евгеньевна, почему значительная часть современных мужчин сегодня не только не способна быть лидерами в таких естественных вещах, как общение с женщинами, но и самого себя, свою жизнь порой не могут обустроить? Почему мужская натура так изменилась за минувшие десятилетия?
— Этот процесс развивается во всем цивилизованном мире. Институт брака разваливается на глазах. Сексуальная революция прошла. И мы принадлежим к поколению, которое должно заново решать многие проблемы, которые нашим отцам вообще не казались проблемами либо представлялись раз и навсегда решенными. А сам характер ваших вопросов наводит меня на мысль, что вы проблему перепрофилирования полов, как я ее условно назвала, тоже не до конца осмыслили. Вы находитесь в плену идеи, что мужчина должен быть лидером, сильным, уверенным, уметь принимать решения. Словом, мачо. Но поделюсь с вами совершенно ужасной догадкой: мачо — миф. Супермен — такая же иллюзия, как кукла Барби. Конечно, они представляют собой ужасные и смехотворные плоды общества потребления. Но они формируют, вернее, искажают сознание таким образом, что не человеческие достоинства, а сантиметры и килограммы оказываются основными параметрами при выборе партнера.

— Но, может быть, проблема кроется в нас, женщинах? Может, мы в своем стремлении отвоевать как можно больше прав, сделать карьеру и т. п. разучились соблазнять настоящих мужчин, перестали быть соблазнительными?

— Проблема, разумеется, кроется в нас. В сторону завоевания социальных прав мы уже двинулись, а от иллюзий-то еще не отказались. Если бы часть иллюзий мы развенчали, то даже сам термин «настоящий мужчина» выбросили бы из употребления. На самом деле за ним кроется замаскированный супермен с большим кошельком. Загорелый красавец, принадлежащий лично вам. Которого еще надо соблазнять… Да пропади он пропадом! Могу себе позволить это сказать, поскольку в молодые годы отдала дань этому бедняге, мощно поводящему плечами и выполняющему полную программу супермена. Их тоже пожалеть надо. Они такие же слабые, как мы, может, еще слабее.

— Нужно ли современной женщине, чтобы рядом с ней был сильный мужчина? Может, ее как раз такие мягкотелые и устраивают: с ними легко поиграть, когда настроение есть, а когда нет — цыкнуть, и он быстренько в свой уголок юркнет.

— Это очень важный вопрос: кто тебе нужен на самом деле? В реальности обычно происходит так: юная особа, всей душой настроенная на принца, влюбляется в бедного обормота, который на принца похож только длинными волосами и надутым выражением лица. Она переживает большую драму (потому что принцу, возможно, хочется вовсе не принцессу, а новую гитару, или новый автомобиль, или повышение по службе, или выиграть конкурс красоты на звание супермена). А потом годами зализывает раны и останавливается на обыкновенном молодом человеке, который будет раздражать ее всю жизнь тем, что не похож на принца. Следовательно, правильным ответом будет следующий: современной женщине надо как следует подумать о том, что самые лучшие союзы те, в которых один человек умеет покрывать недостатки другого. Когда вместе людям лучше, чем порознь. Когда им удобно и приятно производить нечто совместно (кроме любовных стонов), например, приготовить вместе обед или построить что-нибудь более значительное: дом, семью.

— А вам с мужчинами везло?

— Мужчинам, которым попадалась я, везло. В молодые годы у меня были исключительно старомодные установки, унаследованные от бабушки и мамы: я очень усердно кидалась мужчинам служить и служила до тех пор, пока мужчину полностью не деморализовывала. А в деморализованном виде он переставал мне нравиться. С годами поняла, что установку надо менять, чтобы отношения делались человеческими. Брак представляется мне скорее взаимным служением.

— Проблема, которую затрагивает практически каждый ваш роман, — это мужское-женское непонимание. Вроде бы в одной песочнице росли, в одни игрушки играли, в одной квартире живут, в одной постели спят, но при этом разговаривают на разных языках. Почему мы обречены жить словно на разных планетах?

— Вот это действительно серьезная проблема. Я в прошлом генетик и разницу между полами представляю себе немного глубже, чем человек, не имеющий биологического образования. Разница огромна, она прописана в каждой клетке: другая химия, другие гормоны, другая психика. Но мужчина и женщина друг другу нужны, созданы друг для друга, для любви, для продолжения рода, воспитания детей. Для партнерства в самых разных сферах деятельности. И взаимопонимание при этом необходимо. Этому надо учиться.

— И последний вопрос — «общеполитический». Разделяет ли писательница Улицкая те пессимистические настроения, которые сегодня преобладают в творческих кругах? Мол, все плохо, гайки закручиваются, и пора собирать чемоданы. И нужно ли уезжать из страны, если тебя в ней что-то не устраивает?

— Плохо. Кое-что совсем плохо. Кое-что так плохо, что дальше некуда. Только плохо — всюду. Нет такого острова, обитаемого или необитаемого, где был бы рай на земле. Мир, в котором мы живем, — общежитие. Ехать некуда. Мы уже здесь. Есть разные варианты жизни. Можно строить ее изнутри самого себя. Так, чтобы в твоем доме было хорошо, чтобы с твоими друзьями, с детьми было хорошо. А можно уехать, посмотреть, как живут в других местах, и есть люди, которые нашли свое место в далеких странах. Это и есть свобода — право выбирать себе место жительства. Но времени жизни мы выбирать не можем. Живем в нашем времени, в таком, какое нам досталось, и надо стараться жить достойно. Привет из Москвы. Людмила Улицкая.
 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту