Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

138

чтобы и своего достоинства не уронить, и добиться хоть какой-нибудь ясности. Странное это путешествие затягивалось, но одновременно — Профессор чувствовал — ослабевало и желание все разъяснить: закралась какая-то догадка, которую он гнал от себя. К тому же им овладевала странная апатия, костер оказывал на него такое двойственное воздействие — успокаивал, но и притуплял ум…

            Однажды у костра Профессор подсел к Бритоголовому и очень корректно к нему обратился:

            — Скажите, пожалуйста, нет ли у вас какой-нибудь возможности связаться с моей семьей, с женой, собственно говоря? Я уверен, что она очень беспокоится…

            — В принципе есть. А что именно вы хотите ей сообщить?

            — Ну, в первую очередь, что я жив и здоров. Видите ли, мы женаты почти сорок два года и практически никогда не разлучались… Если уж я по каким-то причинам не могу быть возвращен на свое место,— тут Профессор сделал многозначительную паузу, чтобы Бритоголовый понял всю его, Профессора, деликатность,— не могла бы она быть ко мне откомандирована?

            Бритоголовый почесал толстым пальцем за ухом:

            — Мм… Скажите, пожалуйста, а супруга ваша верующий человек?

            Профессор вознегодовал:

            — Помилуйте! Ну, разумеется, мы атеисты. Я философ, марксист, преподаватель марксистско-ленинской эстетики. И жена член партии…

            — Понятно, понятно,— перебил Бритоголовый,— а в семье верующие есть?

            — Нет, конечно. Теща была темная деревенская женщина, но померла, царствие небесное, в пятьдесят первом…

            — Ну, это как раз не имеет значения,— как будто успокоил его Бритоголовый.

            — Что, простите, не имеет?

            — А что умерла… Вообще-то, передать можно. Только, знаете, я бы вам посоветовал ограничиться кратким сообщением, типа: «Все в порядке. Не волнуйся»… А то как же вы ее сюда приглашаете, когда и сами не очень хорошо себе представляете, где находитесь?

            «Хитрая бестия. Намекает, что место засекреченное»,— рассердился Профессор, но положение его было столь неопределенным, что не мог он ни потребовать, ни настаивать на своем. Да и конфликтовать с этим Бритоголовым было опасно: начальник он, видно, не большого полета, но до другого еще добраться надо. А так и пожаловаться некому… И потому Профессор только подтвердил:

            — Да. Я действительно не очень хорошо себе представляю, что это за место, и давно уже хочу получить от вас информацию…

            Тут Бритоголовый рассмеялся:

            — Да я и сам толком не знаю…

            — Ну хорошо, может, вы хоть приблизительно знаете, каков срок моего пребывания здесь и когда я смогу вернуться домой?

            Бритоголовый вздохнул, как Профессору показалось, с сочувствием:

            — Про срок тоже ничего не могу сказать. А вот что касается дома… Боюсь, что домой вы больше не попадете…

            Профессор задохнулся от возмущения, но сдержался и спросил почти холодно:

            — Это по какому же праву?

            Тут Бритоголовый встал, протянул руку над костром. Огонь угас, как будто уйдя ему в руку.

            — Мы к этому разговору еще вернемся. А пока ограничимся тем, что ваша жена получит сообщение, что с вами все в порядке, Профессор…— И Профессору почудилось какое-то ехидство в том, как Бритоголовый произносил его

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту