Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

140

            — А что читаете?

            — Вот,— старушка подвинула к Новенькой растрепанную книжку,— «Молодую гвардию» Фадеева. Надя очень ее хвалила… Хорошая книжка. Но уж больно тех ребяток жалко. Только — все ли правда или насочиняли?

            — Было что-то похожее.— Новенькая раскрыла том.

           

            «Дорогой Танечке в день приема в пионеры.

            Валя и Миша Ремен. 1 мая 1951 г.»

           

            Воспоминание кольнуло прямо в сердце — и она проснулась.

           

           

            * * *

           

            Костер еле горел. Все было как обычно. Ветер притих. Люди отдыхали. Сама она сидела чуть поодаль, возле нее две собаки, светлая, с хвостом калачиком, и большая овчарка.

            Дворняга была самая обыкновенная, вторая же вызывала сомнения, ее собачья сущность была чем-то нарушена. Необычным в ней было пристальное внимание не только к своему человеческому спутнику — невозможно было сказать «хозяину»,— но и ко всем остальным. К тому же, чего категорически не умеет ни одна собака, она кивала и качала головой в ответ на задаваемые вопросы: да, нет…

            Собаковод был симпатичный человек лет тридцати пяти, с военной выправкой и невзрачным лицом. Красноватый шрам, вроде следа от многолетней фуражки, пересекал лоб. Он возник за спиной Новенькой, обе собаки повернули к нему морды.

            — Вы бы пересели на подветренную сторону… Ветер поднимается,— посоветовал он Новенькой.

            — Как?— переспросила она.

            — Чтоб в лицо не бил…— Он подал ей руку, собаки встали, словно уступая ей дорогу.

            — Как хорошо, что вы с собаками здесь.— Новенькая погладила плотную шерсть овчарки. Овчарка улыбнулась.— В детстве у меня были собаки, когда мы в деревне жили… А в городе я уж только кошек держу.

            Мужчина обрадовался:

            — Разумно, очень разумно. Я тоже в доме только кошек держу. Я ведь профессиональный собаковод. Двадцать лет с собаками. Сотни воспитал. Уверен: собак в доме держать нельзя.— Губы его дернулись, сорвалось горестное: — Да и вообще…

            — Что вообще?— слегка удивилась Новенькая.

            Собаковод заговорил горячо и быстро. Видно было, что его давно пекла невысказанная мысль:

            — Вот понимаете ли, когда говорят «живут как кошка с собакой», то за этим глубокая мысль имеется. Это два совершенно противоположных типа, ввиду их отношения к человеку. Кошка в человеке вообще не нуждается. Она в чем нуждается? В тепле, в пище. Это да. Сам человек ей совершенно не нужен. Кошка, я бы сказал, человека презирает. Она его умнее. Человеку кажется, что он держит кошку, а на самом деле, это она его держит. Кошку нельзя заставить. Она даже просьбы выполнять не любит. Я же дрессуру знаю — она ни в какую не хочет подчиняться. У нее достоинство. Ей надо, чтобы человек ей служил. И знаете, мне, например, даже нравится эта их независимость. Кошка никогда не подлизывается. Вот, к примеру, она трется о вашу ногу, вы думаете, она к вам ласкается… Нет, это она мышцы себе разминает, почесывается о ваши ноги. Она себе, а не хозяйке удовольствие доставляет. Вы, вы кошке служите, а не она вам. С собаками все по-другому.— Он положил руку с двумя изуродованными пальцами на собачью голову.— Веселая подтвердит.

            Собака выжидательно смотрела на Собаковода: что подтверждать?

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту