Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

142

как будто только что вынутого из автоклава. Бросили на землю — из кучи торчало во все стороны множество завязок.

            — Наденьте рукавицы и бахилы,— распорядился Бритоголовый.

            Стали нехотя разбирать эти странные вещи: у рукавиц были длинные тесемки на запястьях, холщовые чулки завязывались под коленями. Предметы были столь же нелепыми, сколь и неудобными, особенно трудно было завязать тесьму на правой руке. Новенькая помогла Длинноволосому управиться с мотающимися завязками…

            Профессор, начавший было рыться в куче, подбирая приблизительную пару, вдруг швырнул тряпье наземь и рявкнул:

            — Издевательство! Ответите! Вы ответите за это издевательство! Я никуда не пойду! Хватит с меня…

            Бритоголовый подошел к нему вплотную:

            — Прекратите истерику. Здесь дети, женщины, животные, в конце концов… Не хотите, можете здесь оставаться…

            Профессор взял себя в руки, умерил тон:

            — Послушайте! Но объясните, зачем я здесь? Что здесь происходит? Что это за место такое?

            — Ответ на этот вопрос получите на том берегу,— кротко ответил Бритоголовый.— Но если вы настаиваете, вы можете остаться здесь.

            Профессор отвернулся, сгорбился и пошел прочь от костра… Он легко сбивался с начальнического, наглого тона к униженному и подчиненному.

            Бритоголовый связал две бахилы и помог Длинноволосому укрепить футляр за спиной.

            Оба костра догорели. От провала шел холод, и было совершенно непонятно, как Бритоголовый собирался всех переправлять. Он подошел к самому краю. Остальные стояли овечьим сбившимся стадом за его широкой спиной.

            — Мы пойдем по мосту. Подойдите к краю. Опасливо шагнули. Вытянули шеи — никакого моста не было.

            — Вниз, вниз смотрите,— и люди увидели в сером тумане провала металлические конструкции, вырастающие из неведомой глубины.

            Бритоголовый спрыгнул вниз, вся чудовищная конструкция качнулась, как лодка. Снизу смутно белело его запрокинутое лицо. Он махал рукой. Каждый из стоявших на берегу содрогнулся, почувствовав себя зажатым между необходимостью и невозможностью.

            — Манекен!— позвал Бритоголовый, и тот послушно подошел к самому краю. Ступни его в холщевых мешках вспотели и словно окаменели. Казалось, не было такой силы, которая могла бы его заставить последовать за Бритоголовым. Но такая сила была: на большом отдалении возник почти не различимый ухом звук, предвещающий нестерпимый полет черных стрел. И Манекен не прыгнул, он рухнул вниз головой обреченно, как самоубийца, и исчез в тумане.

            Конструкция снова качнулась. Одновременно Новенькая почувствовала, что песок под ее ногами заколебался и потек. Песчаная почва позади сбившейся горстки растерянных людей стала оседать, таять, и за их спинами начался сыпучий обвал. Он рос, расширялся, целая песчаная Ниагара хлестала за их спинами…

            Следующим нырнул Длинноволосый. Потом парочка, скованная цепочкой,— сначала метнулась Длинная, следом за ней с визгливым воплем провалилась вниз Карлица. Бывший Хромой подошел к краю с большим достоинством, присел и опустился вниз, как опускаются в бассейн или в ванну. Воин. Собака. Еще одна женщина в спортивном костюме. Человек с портфелем. Странное Животное. Девочка

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту