Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Книги по массажу
Сборники рассказов
Главная

212

У меня, знаешь, однажды на этом месте такая травма была. Проснулся, а рядом…

            Таня зажала ему рот рукой:

            — Забудь. Все, что было раньше, немедленно забудь. Ты Сергей, я Таня, остальное не имеет значения.

            Сергей засмеялся:

            — Хорошо. Но вообще-то у меня жена есть.

            — А у меня муж. Даже два. И скоро будет ребенок…

            — В каком смысле?— Сергей привстал, опершись на локоть.

            Таня взяла его руку и положила на живот:

            — Месяца через три, три с половиной.

            Живот был тугой, наполненный. Сергей отдернул руку, как будто обжегся о чайник:

            — Ты даешь… Такого со мной еще не было…

            — И со мной,— засмеялась Таня.— Всегда бывает первый раз… Ты у меня в первый раз.

            Он встал и пошел в душ. Он постоял под жидкой теплой струей несколько минут. Попил из ладоней противной воды.

            «Дурная девка. Сейчас же прогоню»,— решил он и вышел из душа. Она уже стояла возле двери и тут же проскользнула внутрь. Фигура у нее была чудесная, и грудь, и талия. Живот был небольшой, но вполне заметный.

            Он снова лег в постель. Закурил.

            — Одевайся и уходи,— попросил он ее, когда она села рядом с ним на кровати.

            Она покачала головой:

            — Чего ты испугался? Все в порядке. Никуда я не уйду от тебя.

            — Там в тебе ребенок, я же могу ему нарушить что-нибудь. Тебе вообще-то трахаться можно в таком положении?

            — А тебе показалось, что нельзя?

            — Мне не показалось. Я просто не заметил.

            — А я думаю, что очень даже можно. Я вообще и на юг-то поехала, чтобы ему удовольствие доставить,— она прихватила живот руками.

            — В каком это смысле?

            Таня засмеялась:

            — Поплавать, на солнышке поваляться.

            Она нырнула в постель, под простыню, обхватила его за шею:

            — Все, что нравится мне, нравится и ему. Честное слово.

            Она была чудесная девочка, и испуг его прошел, а желание — осталось.

            И даже, пожалуй, была особая привлекательность в этом ее тугом животе, натянутых сосках и усиленной женственности, проистекавшей из ее беременности. Весь день они провели в номере, вышли только один раз за минеральной водой…

            Вечером музыканты дали второй концерт, и Таня ни на минуту не отрывалась от Сережиной музыки, которая была продолжением их новенькой любви, потом переночевали, наутро получили очень приличные деньги за выступления и уехали. Таня, забежав на минуту к Козе, прихватила дорожную сумку, коснулась скользящим поцелуем Мишкиной макушки и Викиной щеки и исчезла из поля зрения Козы навсегда.

           

           

           

глава 15

           

            С половины лета до поздней осени длились гастроли джазового трио. Они называли себя ГАЗ — Габриелян, Александров, Зворыкин. Это был их первый совместный год, они учились быть единым организмом, и у них только-только начало получаться. Что ни день, они совершали открытия. Хотя от всегдашней привычки к питью они не отказались, но, в сущности, пьянели не от вина, а от неслыханного кайфа возникающей из-под рук музыки. Старшим — и ведущим мотором всего предприятия — был Гарик Габриелян, единственный из них профессионал, изгнанный из Ленинградской консерватории с последнего курса, совершающий головокружительный

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту