Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

7

хозяйка!» — думал он.

            Но ни слова не сказал — он был молчаливый и сдержанный кот, лишнего не говорил.

           

           

           

            глава 8. Знакомство Феди с Игнасием

           

            И вот настал час, когда Одинокая Мышь сняла с раздраженного и голодного Игнасия ошейник и сказала, что ему пора идти на охоту, а ей — спать.

            Одинокая Мышь пошла в свою спальню, а Игнасий решил для начала обнюхать, чего хорошего можно найти в шкафу. От ящиков с одеждой несло нафталином.

            «Скучный и противный запах,— подумал Игнасий.— Хоть я и не моль, но запах этот мне не нравится».

            Он продолжал свой обход — бакалейные запахи тоже были малоинтересны. Что толку в сухой крупе? Потом запахло мылом.

            «Тоже глупости. Самое милое дело — облизать лапу да протереть как следует морду. А хозяйка, поди, мыло тоже не для мытья держит. Грызет небось по праздникам»,— ехидно ухмыльнулся кот.

            «Ну вот наконец нужный ящик. С него мы и начнем охоту. Пахнет колбаской. Надеюсь, в ней не слишком много перцу…»

            Игнасий подсунул когти под ящик, попытался выдвинуть его, но он не шел.

            «Полным-полнёхонек»,— обрадовался кот.

            Потом он уперся задними лапами в стену, а обе передние подсунул под ящик. Скреб, толкал, пыхтел, но ничего не получалось. Вдруг он услышал из ящика чей-то голос:

            — Эй, кот, да ты совсем упарился! Небось колбаски захотелось? Я тебе помогу. Подожди, я просуну веревку в замочную скважину, а ты тяни…

            И действительно, в замочной скважине появилась веревка, Игнасий схватил ее зубами, сел на хвост и, помогая себе всеми четырьмя лапами, попятился, таща за собой ящик.

            — Ну что, сам заберешься или сбросить тебе колбаски?— услышал Игнасий. Но кот уже сидел в ящике с длинным батоном колбасы в зубах.

            — Благодарю вас за любезность, которую вы мне оказали,— протянув веревочку, произнес кот, не выпуская из пасти колбасы, и торжественно поклонился.— Меня зовут Игнасий.

            — А я — Федя,— ответил трубочист.— Никогда в жизни не слышал такого красивого кошачьего имени. Не то что Васька или Барсик.

            — Да,— важно кивнул Игнасий,— меня назвали так в один памятный мне день в честь знаменитого монаха…— И кот вздохнул.

            — Между прочим, я могу открыть тебе консервную банку с ветчиной. Хочешь?

            — Не стану отказываться. Ветчина полезна для здоровья. Федя достал из кармана свой замечательный нож, вытянул из него лезвие для открывания консервов и открыл коту большую продолговатую банку, на которой была нарисована улыбающаяся свинья. Вдвоем они справились с ветчиной. Пузо у кота раздулось, он почувствовал жажду:

            — Федя, а нет ли тут молока? Или, на худой конец, воды?

            — С этим очень плохо,— отвечал Федя.— Молоко Одинокая Мышь держит в холодильнике на кухне, а я туда не заглядываю. Здесь, в шкафу, есть несколько бутылок с сиропом, но он очень уж сладкий, пить противно. И еще есть уксус. Слишком кисло. Мне приходится вылезать на крышу за водой во время дождя. Ведро к водосточной трубе подвешиваю. Но вчера вода как раз кончилась. А на кухню — нет, предпочитаю не ходить. С тех пор, как я здесь живу, я не хочу попадаться ей на глаза.

            — Погоди, погоди,— изумился кот,— так ты и есть

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту