Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

34

и индюшатиной, превосходными. Дюжие продавцы, которым бы ворочать бетонными чушками, артистически слоили огромными ножами пахучее мясо и переговаривались на местном наречии. Народу было довольно много, у прилавка стояло несколько человек. Тот, что стоял перед Валентиной, к ней спиной, с рыжим хвостом, подхваченным резиночкой, по-приятельски обратился к продавцу:

            — Послушай, Миша, я хожу сюда десять лет. И ты, Арон, тоже, вы стали за это время в два раза толще, а сэндвичи стали вдвое худей. Почему так, а?

            Мельтеша голыми руками, продавец подмигнул Валентине:

            — Он мне делает намек, ты понимаешь, да?

            Человек обернулся к Валентине — лицо его было смеющимся, в веснушках, весело топорщились рыжие усы:

            — Он считает, что это намек. А это не намек, а загадка жизни.

            Продавец Миша нацепил на вилку один огурчик, потом второй и уложил их рядом с пышным сэндвичем на картонной тарелке:

            — На тебе экстра-огурчик, Алик.— И обратился к Валентине: — Он говорит, что он художник, но я-то знаю, что он из ОБХСС. Они меня и здесь достают. Пастрами?

            Валентина кивнула, нож замельтешил в руках Миши. Рыжий сел за ближайший стол, там как раз освободилось еще одно место, и, взяв из рук Валентины тарелку и поставив на свой столик, отодвинул ногой стул.

            Валентина молча села.

            — Из Москвы?

            Она кивнула.

            — Давно?

            — Полтора месяца.

            — Ага, и вид еще не обстрелянный.— Взгляд его был прямым и доброжелательным.— А чего делаешь?

            — Бэби-ситтер, курсы.

            — Молодец!— похвалил он.— Быстро сориентировалась.

            Валентина разложила сэндвич на две половинки.

            — Ты что! Ты что! Кто ж так ест! Американцы тебя не поймут. Это святое: разевай рот пошире и смотри, чтоб кетчуп не капал.— Он ловко обкусил выпирающую начинку сэндвича.— Жизнь здесь простая, законов всего несколько, но их надо знать.

            — Какие законы?— спросила Валентина, послушно сложив вместе две разобранные было половинки.

            — Вот этот, считай, первый. А второй — улыбайся!— И он улыбнулся с набитым ртом.

            — А третий какой?

            — Как тебя зовут?

            — Валентина.

            — Мм,— промычал он,— Валечка…

            — Валентина,— поправила она. «Валечку» она ненавидела с детства.

            — Валентина, вообще-то мы с тобой не очень хорошо знакомы, но так и быть — открою. Второй закон Ньютона здесь формулируется так: улыбайся, но жопу не подставляй…

            Валентина засмеялась, кетчуп потек на ее шарф.

            — А все-таки — третий.

            Алик стер кетчуп:

            — Сначала надо первые два выучить… Эти сэндвичи лучшие в Америке. Best in America… Это точно. Этой харчевне почти сто лет. Сюда приходили Эдгар По, О.Генри и Джек Лондон, брали здесь сэндвичи по гривеннику. Писателей этих, между прочим, американцы совершенно не знают. Ну, может, Эдгара По в школе проходят. Если бы здешний хозяин читал хоть одного из них, он непременно повесил бы портрет. Это наша американская беда: с сэндвичами все в порядке, а культурки не хватает. Хотя почти наверняка у первого Каца, я имею в виду не Адама, а здешнего хозяина, внук окончил

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту