Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

40

в Москву, но линия была занята. Вероятно, в эти минуты десятки тысяч человек набирали московские номера.

            — Смотрите, смотрите, танки мимо нашего дома идут!

            Танки шли по Садовому кольцу.

            — Да чего ты так убиваешься, сын твой здесь, останешься, и все,— пыталась успокоить Люду Файка.

            — А отец, наверное, давно на пенсии,— невпопад сказала Нина.

            Один только Алик знал, что сказала она впопад: отец у Нины был пламенный гэбэшник в большом чине, отказался от нее, когда она уехала, и даже матери запретил переписку…

            — О, сучья власть, пропади она пропадом. И вся водка кончилась…— Либин вскочил и пошел к лифту.

            Джойка, которая довольно хорошо читала по-русски, но понимала русскую речь значительно хуже, в эти часы своими ушами прозрела: каждое слово, сказанное диктором, понимала с лету. Она принадлежала к странной породе людей, влюбившихся в чужую землю ни разу ее не видевши, по одним только старомодным книжкам, да к тому же в плохих переводах. Но она хоть понимала по какому-то неожиданному вдохновению дикторский текст, а Руди только пялил глаза, ерзал и время от времени тянул Джойку за локоть и требовал перевода.

            Происходящее в Москве было до такой степени непонятным, что перевод, похоже, требовался всем.

            Про Алика на некоторое время забыли, и он закрыл глаза. То, что происходило на экране, он воспринимал сейчас как мелькание пятен. К вечеру устал, но сознание оставалось ясным.

            Тишорт села к нему на ручку кресла, погладила плечо.

            — Там теперь будет война?— спросила тихо.

            — Война? Не думаю… Несчастная страна…

            Тишорт недовольно наморщила лоб:

            — Ну, это я уже слышала. Бедная, богатая, развитая, отсталая — это я понимаю. А как это — несчастная страна? Не понимаю.

            — Тишорт, а ты умница.— Алик посмотрел на нее с удивлением и с удовольствием.

            И Тишорт это поняла.

            Все сидящие здесь люди, родившиеся в России, различные по дарованию, по образованию, просто по человеческим качествам, сходились в одной точке: все они так или иначе покинули Россию. Большинство эмигрировало на законных основаниях, некоторые были невозвращенцами, наиболее дерзкие бежали через границы. Но именно этот совершённый поступок роднил их. Как бы ни разнились их взгляды, как бы ни складывалась в эмиграции жизнь, в этом поступке содержалось неотменимо общее: пересеченная граница, пересеченная, запнувшаяся линия жизни, обрыв старых корней и выращивание новых, на другой земле, с иным составом, цветом и запахом.

            Теперь, по прошествии лет, сами тела их поменяли состав: вода Нового Света, его новенькие молекулы составляли их кровь и мышцы, заменили все старое, тамошнее. Их реакции, поведение и образ мыслей постепенно меняли форму. Но при этом все они одинаково нуждались в одном — в доказательстве правильности того поступка. И чем сложнее и непреодолимей оказывались трудности американской жизни, тем нужнее были доказательства правильности того шага. Все эти годы для большинства из них вести из Москвы о все нарастающей нелепости, бездарности и преступности тамошней жизни были, осознанно

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту