Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

41

            — А ты кушай, кушай, девочка,— Фаина Ивановна не озаботилась запомнить имя этой маленькой лахудрочки. Злость на полковника у неё не прошла, стала даже как будто сильнее, но и веселее. И мысль пришла в голову.— А где телефончик у вас?

            Вышла в коридор, набрала номер. Домой она ему никогда не звонила, он даже и не знал, что у неё есть его домашний номер. Подошла женщина.

            — Алло? Квартира полковника Коробова? Примите телефонограмму из Министерства обороны…

            — Толь! Толь!— заверещал в трубку женский голос.— Телефонограмма из Министерства! Одну минуту!

            Но Фаина Ивановна, не обращая внимания на отдалённое волнение собеседницы, продолжала:

            — Командование поздравляет полковника Коробова с Новым годом и с повышением. С пятнадцатого января сего года он назначен начальником Магаданского военного округа. Секретарь Подмахаева.

            И грохнула трубкой. А что? В театре живем! И настроение заметно исправилось.

            — Да что же вы не кушаете?— Она и сама вдруг почувствовала прилив голода, положила Шурику на тарелку салату и кусок рыбы.— Вера Александровна! Что же вы ничего не кушаете? Тарелка пустая! Шурик, наливай!

            Шурик взялся открывать вторую бутылку шампанского.

            — Нет-нет, давай коньяку.

            Она всё принесла: и коньяк, и конфеты.

            Хоть бы все поскорее ушли,— изнывала Вера.— Остались бы вдвоём, вспомнили маму. Всё испорчено, всё испорчено. Нахальство, конечно, невероятное, вот так нагрянуть без приглашения, с чудовищной этой едой, от которой потом будет изжога, отрыжка, если не расстройство желудка…

            Аля чокнулась со всеми, выпила. О, как её вознесло! Видели бы её акмолинские подружки… В Москве, в таком дому… В шёлковом платье… Шурик Корн, пианино, шампанское…

            Прежде она никогда не пила. Когда предлагали, отказывалась. На заводе пьянство было повальное, она всегда боялась пьяных мужчин и знала, как это бывает: скрутят, юбку на голову, и тыркать… И полубратья в детстве, и мальчишки барачные несколько раз ловили. В лаборатории тоже, в прошлом году, на Первое мая устроили вроде застолья, а потом завхоз и старший лаборант Зоткин навалились в гардеробе… Но теперь ей было так хорошо, так сладко.

            «Да живот-то у меня вот чего ныл,— догадалась она.— Вот оно, к чему все пьют,— сделала она вывод, отчасти ошибочный.— Девчонки говорили, что хорошо. Может, не врут… Какой день выпал. Я своего добуду…» — решила Аля и уставилась блестящими глазами на Шурика.

            А Шурик кушал безмятежно: мало ли какие у кого планы… У него был свой собственный — на два часа на завтра, то есть уже на сегодня, он договорился с Матильдой. С утра сегодня она собиралась к подругам, а к вечеру должна была вернуться. Из-за кошек, конечно. Ну и Шурик собирался навестить её, отпраздновав с мамой Новый год печально и благолепно.

            — Может, потанцуем?— предложила Аля тихонько.

            — Да магнитофон в моей комнате. Что, принести?— Шурик был настолько же непонятлив, насколько Аля неуклюжа.

            — Да пусть там,— покраснела Аля под взглядом насмешливой начальницы.

            — Давай,— согласился Шурик и вытер рот о крахмальную салфетку, дотронуться до которой Аля

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту