Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

84

факультете, был прожжённым карьеристом. Вселившись в богатый дом Валерии, он расположился с полнейшей бесцеремонностью, вынудил Беату уехать жить на дачу в Кратово. Прожив четыре счастливейших для Валерии года и окончив институт, он развёлся с Валерией и отсудил треть квартиры. Мачеха была вне себя, продала кратовскую дачу и откупилась от бывшего зятя домиком в Загорске, куда он и переехал из отсуженной трети московской квартиры. Выписался — это и была дорогостоящая победа Беаты.

            Загорская жизнь пошла ему на пользу, со временем он достиг большого почёта и славы, изображая православные древности Сергиева Посада и Радонежа. Валерия тщеславно следила за его карьерой и не упускала случая упомянуть о первом муже…

            Второго мужа, опять провинциала без московской прописки, Валерия подцепила на семинаре для библиотечных работников спустя несколько лет после первой брачной неудачи. Он был из Ижевска, здоровый мужик, дезертировавший в библиотечное дело с шинного завода, где чуть было не попал под суд за чужое, как говорил, воровство. Порядочным этот самый Николай себя не проявил: женился на Валерии, прописался, несмотря на настоящий семейный скандал, по этому поводу разразившийся. Беата, сухая и проницательная, стояла насмерть, защищая интересы идиотки-падчерицы, и разрешения на прописку на этот раз не давала. При полном несходстве характеров и темпераментов они любили друг друга — скрывающаяся от прошлого баронесса и хромая красавица, всё готовая отдать за любовь.

            — Ты умрёшь на помойке,— предрекала мачеха Валерии. Валерия целовала её в зачерствевшую щеку и хохотала…

            Разделили лицевой счёт. Валерия оказалась обладательницей двух комнат из трёх и вновь стала замужней дамой.

            Второй брак стоил Валерии ещё одной комнаты. Самым же гнусным в этой истории было то обстоятельство, что ровно через год ижевский Николай привёз свою прежнюю жену с ребёнком, якобы для лечения ребёнка в Филатовской больнице, поселил их в квартире, некоторое время ходил из комнаты в комнату, к величайшему недоумению законной, до самого постыдного финала ничего не соображавшей Валерии, и в конце концов объявил, что всё же прежняя, старая любовь взяла своё, опять же и ребёнок, которого Валерия, как ни тужилась, не смогла ему произвести, и он развёлся с Валерией, чтобы снова жениться на своей «бывшенькой».

            Умная мачеха Беата, которая ко времени второго её развода уже отдыхала от ненавистной ей московской жизни на вильнюсском кладбище, вблизи своего первого мужа, уже ничем не могла помочь. Да и её бывшая комната тоже была к этому времени заселена чужими жильцами — счёт-то лицевой они разделили ещё перед вторым замужеством Валерии.

            Квартира, таким образом, стала коммунальной. От мачехи Валерия унаследовала невзрачную деревянную шкатулку с бриллиантами.

            Итак, к моменту знакомства с Шуриком Валерия была обладательницей не только шкатулки, но и огромной комнаты в коммуналке, плотно заставленной французской музейной мебелью, собранной Беатой отчасти от скуки, отчасти из соображений практических: ни в какие времена, кроме революционных и военных, не стоили эти драгоценности столь ничтожных денег.

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту