Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

91

      — Какой талант, Шурик? Я видела настоящих актрис, знала Алису Коонен, Бабанову…

            Кажется, никто и никогда не относился с таким уважением к её творческой личности, как Шурик. Это было приятно.

           

           

           

глава 33

           

            Времени для какого бы то ни было настроения — хорошего, плохого, грустного — у Али совершенно не было. Уж слишком она была занята. Однако незадолго до Нового года пришло полуофициальное письмо из Акмолинска, с завода. Заведующая лабораторией поздравляла её от имени бывших сослуживцев с наступающим Новым годом, писала, что на её место взяли двух лаборантов, и справляются они вдвоём хуже, чем она одна. Это была приятная часть письма. Далее она писала, что вся лаборатория ждёт её возвращения настоящим специалистом, и особенно было бы хорошо, если бы она освоила как следует методы качественного и количественного анализа продуктов крекинга нефти, потому что это будет её основное направление работы. И ещё: к лету, когда у неё будет производственная практика, завод сделает запрос, чтоб на летние месяцы она приехала поработать дома, а в отделе кадров уже подтвердили, что и дорогу оплатят, и за время практики будут ей давать зарплату.

            Вот тут-то у Али и возникло настроение. Плохое. И даже очень плохое. Уже привыкнув к мысли, что навсегда останется в Москве после окончания Менделеевки, поняла она, какой трудной задачей будет избежать Акмолинска, приписанной к которому она оказалась на всю жизнь.

            Единственным выходом было только замужество, и единственным кандидатом был Шурик, уже занятый, хотя и фиктивно. Ей казалось почему-то, что, сделав такую услугу Стовбе, с которой особенно и не дружил, на ней-то он уж непременно должен жениться. И притом не фиктивно. Она загибала про себя пальцы: уже шесть раз они были любовники. А это не раз, не два, серьёзно всё-таки. Правда, Шурик как-то сам не проявлял к ней интереса. Но он был сильно занят: и мама больная, и учёба-работа — времени же на всё не хватает,— убеждала она сама себя.

            Сдаваться она не собиралась, и Новый год представлялся ей подходящим временем для очередного наступления.

            С середины декабря она несколько раз заходила на Новолесную, как бы мимо пробегая, но Шурика дома застать ей не удавалось. Вера Александровна поила её чаем с молоком, была рассеянно-приветлива, но ничего извлечь из этого было невозможно. Ей хотелось быть приглашённой в дом, на встречу Нового года, как в прошлом году,— в памяти её как-то совершенно растворилось, что и в прошлом году никто её не приглашал.

            Наконец, вызвонив Шурика, сказала, что надо срочно поговорить. Шурик, не испытав даже малейшего любопытства, побежал в Менделеевку в одиннадцатом часу вечера, и пробежка эта даже доставила ему удовольствие, как и вид главного входа, вестибюля — у него было чувство отпущенного арестанта, попавшего на бывшую каторгу уже свободным человеком.

            Аля в своей неизменной синей кофте, с начёсанным большим пуком на голове встретила его на лестнице. Взяла под руку. Шурик огляделся — странно: ни одного знакомого лица, а ведь год здесь проучился…

            Пошли в курилку, под лестницу. Аля достала из сумки пачку

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту