Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

109

Большом театре,— Шурик понёсся взять письмо и отправить свой конверт.

            Позвонил из автомата. Женщина, успевшая забыть об оставленном у неё письме, долго его искала, потом сказала, что он может заехать. Объяснила, в какой именно из пяти звонков на её двери он должен звонить и сколько раз. Когда Шурик добрался до этого звонка и позвонил, ему долго не открывали, потом толстая рука через цепочку сунула ему длинный белый конверт.

            — Простите, вы не скажете, где здесь почта поблизости?— успел спросить Шурик в тёмную щель.

            — В нашем же подъезде, внизу,— раздался низкий женский голос, сопровождающийся мелким собачьим рычанием. Из темноты возникла белая болоночья морда, послышался гнусный тявк, и дверь захлопнулась.

            Почта действительно оказалась на первом этаже этого дома, и Шурик удивился, как её не заметил. Из всех окошек работало только одно, и единственная посетительница, высокая тощая спина с длинными волосами, ругалась с местной работницей. Речь шла о том, почему девица так долго не забирала посылку, о трёх посланных уведомлениях… Тощая спина рыдающим голосом отражала нападение. Шурик смиренно ждал окончания сцены. Наконец служащая сварливо сказала:

            — Пройдите и заберите. Я вам не нанималась тяжести таскать…

            Спина зашла в служебную дверь, перепалка там продолжалась, но Шурик не вслушивался. Стоял со своим конвертом. Наконец тощая — уже не спина, а малопривлекательный фасад девицы с длинным белым лицом — вышла из дверки с грузом, который был ей едва ли по силам. Она держала обеими руками не очень большой деревянный ящик, сумочку зажала под мышкой и искала, куда бы приткнуть ношу.

            В окошке появилась сотрудница, перенесшая своё привычное раздражение на следующего.

            — И ходят, и ходят тут,— ворчала она, пока девица за спиной Шурика пыталась поудобнее ухватить ящик.

            Шурик сунул конверт, деньги, взял квитанцию. Девица всё ещё возилась с ящиком. На лице её было детское отчаяние. Из бледной она сделалась пятнисто-розовой и готова была расплакаться.

            — Давайте я вам помогу,— предложил Шурик.

            Она посмотрела на него подозрительно. Потом вскинулась:

            — Я вам заплачу.

            Шурик засмеялся:

            — Ну что вы, какие деньги… Куда вам нести?

            Он подхватил ящик — необыкновенно тяжёлый для его скромного размера.

            — В соседний подъезд,— хмыкнула девица и пошла вперед с крайне недовольным видом.

            Шурик поднялся с ней в лифте на третий этаж. Она ковырнула ключом дверь. Вошли в большую прихожую со множеством дверей. Из-за ближней двери раздался громкий мужской голос:

            — Светлана, это ты, что ли?

            Девица ничего не ответила. Прошла по коридору вперед. Шурик — за ней. За спиной его скрипнула дверь: сосед вышел посмотреть, кто пришёл…

            Девица, которую назвали Светланой, прошла мимо висящего на стене телефона и открыла последнюю перед поворотом коридора дверь. Два ключа, по два поворота каждый.

            — Заходите,— строго сказала она. Шурик внёс ящик и остановился. В комнате приятно пахло клеем. Девица сняла туфли и поставила их на ковровую скамеечку.

            — Снимите обувь,— приказала она. Шурик поставил ящик

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту