Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

126

Преображенку. Года два тому назад тётушка предложила ей старую каракулевую шубу, от которой Светлана тогда отказалась: мех был красивый, но требовалась большая реставрация. Тётушка была на неё в обиде, и Светлана купила дорогой торт и выбрала из нескольких маленьких шляпных букетов собственного изготовления самый розовый: как намек на тётушкину старческую страсть молодиться.

            Помирилась с тётушкой, даже немного подольстилась. Пожаловалась на холод, напомнила о каракулевой шубе. Тётушка покачала головой:

            — Надо было сразу брать, я ту шубу Витиной жене подарила.

            Но тут же в её длинноносом лице засквозило нечто загадочное… Светлана даже не успела расстроиться, потому что поняла, что сейчас ей тётушка предложит что-то другое. И она предложила! Боже! Что это было! Огромная оленья шкура. Дивного орехового цвета. С волнующим звериным запахом. Светлана ахнула и поцеловала тётушку.

            — Николаю Ивановичу с Севера привезли. Бери, не жалко. Только так уж сильно не радуйся. Шкура эта летняя, видишь, лезет… Долго ты её не проносишь. Я хотела на диван её положить, да на неё как сядешь, весь зад в волосах. Бери, для тебя не жалко…

           

           

            Чтобы не утерять окончательно Шурика из виду, Светлана сделала несколько разведывательных вылазок. Наконец ей повезло, и она увидела, как Шурик под руку вывел из подъезда маленькую даму в сером берете и повёл куда-то вокруг дома, не по главной дорожке. Когда Светлана, переждав минуту, пошла за ними, они бесследно исчезли. Шурик провожал маму на театральные занятия, и они скрылись за маленькой дверью, ведущей в подвал.

            В другой раз она увидела сцену прощания двора со своим комиссаром: умер Михаил Абрамович, и весь дом вышел к автобусу, который увёз в крематорий возле Донского монастыря бледного рыцаря марксизма. Шурик нёс гроб вместе с дворником и двумя партийными мужами в шляпах от подъезда к автобусу. Потом он вывел из подъезда давешнюю милую даму, которая на этот раз была в чёрном берете и с букетом белых хризантем. Он почтительнейшим образом подсадил даму в автобус, а потом втащил в него всех остальных старух и стариков, провожающих гроб. Затем сел в похоронный автобус сам.

            В этот день Светлана узнала у лифтёрши телефон домоуправления, позвонила туда якобы с почты и выведала телефон квартиры номер пятьдесят два.

            Только с третьей попытки Светлане удалось взять настоящий след. Как-то под вечер — Светлана отказалась от утренних дежурств,— он торопливо выскочил из подъезда, один, с папочкой под мышкой, и понёсся к троллейбусной остановке. Но троллейбус только-только отошёл, и он, постояв немного около остановки и дав тем самым Светлане справиться с волнением и собраться с вниманием, зашагал к «Белорусской» пешком. Она шла чуть позади, но он её не замечал.

            Момент был подходящий для того, чтобы с ним заговорить, но Светлана вдруг испугалась до испарины и поняла, что пока не готова. А также поняла, что теперь ей предстоит самое трудное — так подойти к Шурику, чтобы не уронить своего женского достоинства: она не из тех, кто бегает за мужчинами… До сих пор она не задумывалась, что она ему скажет, когда, наконец, увидит.

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту