Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

127

Она перебирала какие-то никчемные слова, и ничего не подходило.

            Она чуть отстала, но не теряла его из виду. Спустилась в метро. Успела сесть в один с ним вагон, успела выйти за ним на Пушкинской, не потеряла его в толчее многолюдной станции…

            Даже опытным сотрудникам наружного наблюдения не всегда удаётся таким идеальным образом «довести» клиента, как это удалось Светлане с первого же раза. Она выследила конец его маршрута — подъезд того самого могучего сталинского дома у Никитских Ворот, на углу улицы Качалова, где в магазине «Ткани» она покупала замечательную плащевку. Кто бы мог подумать! Она была так взволнована, что не стала ожидать, когда он выйдет, и побежала домой. До дому было от силы десять минут ходу.

            Дома она выпила горячего чаю, отогрелась и принялась за шубу. Не может же она предстать перед ним в старом пальто… Работа с шубой продвигалась очень медленно. Мездра была толстой и плохо обработанной, и Светлана, раскроив шкуру, теперь соединяла части кроя плотными лентами. Работа это была ручная, кропотливая, к тому же и тяжёлая. Но, как всякая ручная работа, давала время для размышления. И Светлана, забегая вперед, выстраивала замки девичьих грез… В сущности, недошитая шуба сдерживала её нетерпение, да и тайный страх: а вдруг ничего не получится?

            В тот вечер, когда шуба была готова, она решила позвонить Шурику. Это было всё же проще, чем подойти на улице. Продумала все варианты, не исключая и самый плохой: что он вообще не вспомнит, с кем говорит… Всё взвесила, предусмотрела. Позвонила в десять часов вечера. К телефону подошла женщина. Наверняка эта милая дама — его мать… Светлана повесила трубку и решила, что будет звонить каждый день в это время.

            Через несколько дней трубку поднял Шурик, и она сказала лёгким и весёлым голосом, как будто это была не она, а совсем другая девушка:

            — Здравствуйте, Шурик! Вам привет от мамонта, зуб которого причинил вам неприятность!

            И Шурик сразу же вспомнил злополучного мамонта — ноготь на большом пальце сходил больше трёх месяцев, и забыть это было трудно. Он засмеялся и даже не спросил, откуда она взяла его телефон. Обрадовался, заулыбался в трубку.

            — Ну как же, как же! Помню вашего мамонта!

            — И он вас не забыл! Вот недавно напомнил мне о вас. Вытирала пыль с пианино, он мне и напомнил… Приглашает вас в гости!

            Это было чудо, как весело и легко прошёл разговор, и в гости Светлана его пригласила, нисколько не уронив достоинства, и он сразу же согласился. Только долго выбирал день — не в субботу, не в воскресенье, не в понедельник. В среду — хорошо? Только адрес дайте, я помню, что рядом с почтой, а номер квартиры забыл…

            Это было неподалеку от Валерии, во вторник он собирался в редакцию, забрать работу для Валерии, а в среду — отвезти ей. Он пришёл к Светлане к семи, как договаривались.

            В середине стола стоял зуб мамонта, обложенный искусственными цветами, и была всякая закуска в сильном уксусе, которого Шурик терпеть не мог, а Светлана, напротив, поливала им всю еду, которая без уксуса казалась ей безвкусной. И стояла бутылка водки, которую Светлана терпеть не могла, а

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту