Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

131

Славой, опытной самоубийцей с восемью удачными, с точки зрения медицинской, суицидальными попытками.

            Подружились. Слава читала ей свои переводы из персидских поэтов, Светлана вышивала на кусочке ткани размером со спичечную коробку букет сирени, делая какие-то особо выпуклые стежки, так что крохотная сирень чуть не выпадала с ткани, и восхищалась стихами.

            — Ещё немного, и начнёт пахнуть,— восхищалась Слава, в свою очередь, рукодельным талантом новой приятельницы.

            На второй неделе общения начались исповедальные разговоры, и Слава догадалась, что герой Светланиного романа, переводчик Шурик, живущий со своей мамой на Новолесной улице, приходится сыном Веры Александровны Корн, старинной подруги её матери. Обе они обрадовались такому исключительному стечению обстоятельств.

            Слава знала Шурика с детства, помнила его замечательную бабушку, которая учила её в детстве французскому языку, рассказала Светлане всё, что знала об этой чудесной семье. Кира, мать Славы, была особенно дорога Вере, была единственным человеком, который помнил Шурикова отца, рокового Левандовского.

            Жучилин продержал Светлану в отделении шесть недель. Вывел из обострения. Слава выписалась неделей раньше: преследовавшие её гнусные голоса, толкающие к самоубийству, оставили её в покое.

            Почти сроднившиеся пациентки доктора Жучилина встречались изредка в кафе «Прага», съедали там по шоколадно-масляному пирожному, выпивали кофе. Светлана подарила Славе свою сирень, вставленную в рамку, Слава — сборник переводов с персидского, в котором было четыре переведённых ею стихотворения. Но другой подарок, который Слава сделала своей новой подруге, был совершенно сказочный: Слава пригласила её на день рождения своей матери. Приглашённых было немного: брат матери, отставной военный с женой, племянница и две подруги. Одна из этих подруг — Вера Корн. Обычно Веру сопровождал Шурик. Это было именно то, о чем мечтала Светлана: встретить Шурика не на улице, якобы случайно, а на званом вечере, в уважаемом доме, невзначай… Просто позвонить по телефону она не могла: женская гордость. А встретив его вот так, в приличном доме, она сможет забросить какой-нибудь правильный крючок.

            Она перебрала десятки вариантов, пока не придумала крючка удовлетворительного: достала через свою знакомую, работающую в аптеке, описание нового французского лекарства. Это было как раз то, что нужно. Теперь она знала, для чего пригласит его к себе в дом — перевести аннотацию…

            Встретились за столом у Киры Васильевны. Шурик сразу же узнал Светлану, хотя прошло больше полугода с той последней, ангинной встречи. Он познакомил её с мамой, напомнил о зубе мамонта, уроненном ему на ногу именно этой милой Светланой… Они сидели за столом рядом, и он ухаживал за обеими… Наливал вино, передавал блюдо с рыбой…

            Их прежнее знакомство, с этим чёртовым зубом, было неправильным, как движение не с той ноги. Идиотское, случайное, просто-напросто уличное знакомство. Ангинное свидание повисло в воздухе по непонятной причине. Сейчас всё их знакомство как будто заново переписывали: в уважаемом доме, за достойным столом, в присутствии матери, и

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту