Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

132

теперь всё должно было пойти совсем по-другому. Светлана принадлежала этому кругу: дружила с дочерью подруги его матери. Её бабушка, между прочим, тоже окончила гимназию, как и бабушка Шурика. В городе Киеве. И дедушка. И мама работала на культурной работе, заведовала клубом. И папа был военный…

            Светлана ненавидела мать: та ушла из семьи к отцовскому начальнику, оставив её с отцом и забрав младшего брата. Отец через несколько лет застрелился, и она попала к бабушке, с которой отношения были дурными: они мешали друг другу, но не могли друг без друга обходиться. Но теперь покойная бабушка, зловредная скупая старуха, вызвала в Светлане чувство благодарности, она словно бы служила ей службу — вводила её в круг приличных людей… Светлане казалось, что она производит на всех благоприятное впечатление, и всем любезно улыбалась, а Шурику сказала:

            — Я была довольно долго больна и не смогла вам позвонить и поблагодарить за лекарство. Но теперь у меня снова возникла необходимость… Видите ли, мне прислали из Франции лекарство, но аннотация по-французски. Вы не могли бы мне её перевести…

            — Конечно, Светлана. Мне приходилось переводить фармакологические тексты. Надеюсь, я справлюсь.

            И тогда Светлана вынула из сумочки заранее заготовленную записочку с телефоном:

            — Позвоните мне, и мы договоримся…

            Эта лекарственная стратегия, используемая уже не в первый раз, опять хорошо сработала. Шурик позвонил. Пришёл. Перевёл. Выпил чаю. И ей опять пришлось его несколько подталкивать…

            «Всё дело в том, что он ужасно застенчив»,— так решила Светлана. И когда она это поняла, ей стало легче: она звонила ему сама и приглашала, и он приходил. Отказывал редко и всегда по уважительным причинам: работа срочная или маме нездоровится… И Вера Александровна всегда передавала ей привет.

           

           

           

глава 43

           

            Зима восемьдесят первого года запомнилась Вере болями, причиняемыми выросшей на ноге косточкой, и трогательной перепиской с Марией. Девочка писала довольно мелкими печатными буквами и делала на удивление мало ошибок. Ещё более удивительным было философическое содержание детских писем:

           

            «Здравствуйте Вера Александровна почему я спрашиваю а ты отвечает а больше никто никогда не отвечает почему зимой холодно и зачем в ийце жёлтый желток я люблю тебя и шурика все люди другие скажи я глупая или умная?»

           

            В отчестве Мария долго путалась, пропускала и вставляла буквы, но в конце концов справилась. Слова «глупая или умная» написаны были крупнее всего прочего, знаки препинания отсутствовали, кроме большого, круто изогнутого вопросительного знака в конце, разрисованного цветными карандашами.

            Вера долго думала над каждым письмом, писала ответы на обороте хорошей открытки. Не с кошечками и цветами, а с репродукциями знаменитых картин великих художников. И собирала посылки с играми и книжками. Посылала Шурика на почту, он отправлял.

            Всю зиму Шурик водил мать на физиотерапию, где производили процедуру над её растущей косточкой, а вечерами натирал ногу гомеопатической мазью оподельдоком и ещё одной, за которой он ездил к известному

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту