Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

143

Она была похожа на скрипичный ключ: вытянутая вверх головка Нефертити с пучком из рыжих паклевидных волос, длинная шея и длинная талия, и всё это тонкое сооружение установлено было на большой круглой заднице, из-под которой торчали две кривые ножки. Именно так Шурик описал Женину невесту матери, и она улыбнулась такому смешному сравнению.

            Сам же факт серьёзной женитьбы очень тронул Шурика. Всё было по-настоящему, по-взрослому, и нисколько не напоминало его фиктивную женитьбу на Стовбе. Женька сиял неземным светом и сообщил Шурику чуть ли не в день приезда из Гурзуфа, что Алла беременна.

            «И чего они так радуются»,— удивлялся Шурик, помнившей счастливую Валерию, когда той удалось забеременеть, и несчастную Стовбу, залетевшую от первого же прикосновения Энрике…

            Шурик несколько раз заходил в дом к Розенцвейгам — невеста уже переехала в Женин дом, и Шурик оказался свидетелем радостного еврейского хоровода вокруг беременной невесты. Особенные коленца выкидывала Женина бабушка: она поминутно входила в комнату и предлагала Аллочке то сливы, то сливки, то кусок пирога. Алла отказывалась, и бабушка обиженно выходила, и тут же снова входила с очередным предложением.

            — Меня тошнит всё время, хочется только апельсинов,— тонким детским голосом жаловалась Алла, и Женя несся на кухню узнать, есть ли дома апельсин… Апельсина не было. Потом приходил с работы Женин отец и приносил два апельсина.

            Женина мама направила свою энергию в медицинскую сторону, и Аллу водили то на анализы, то к каким-то светилам для проверки и поддержания её новенькой беременности.

            Задуман был свадебный пир на весь мир. Сняли столовую возле станции метро «Семеновская» и заблаговременно развернули закупку продуктов. Даже Шурик принял посильное участие: Валерия уступила ему из своего инвалидного пайка две баночки красной икры. Купил Шурик и свадебный подарок — большого плюшевого медведя с бантом на месте шеи.

            — Ты сошёл с ума! Ужасно пошлый подарок!— осадила Шурика Веруся, и пошлый подарок достался Мурзику. Шурик купил другой, уже не пошлый — роскошный том Рембрандта. С этим толстенным томом он и пришёл на еврейскую свадьбу. Народу была тьма: по списку сто человек, но, кажется, каждый второй из списка привёл ещё родственника или знакомого. Стульев не хватало. Не хватало также посуды. Зато был оркестр и массовик-затейник под псевдонимом «тамада».

            Еды же было приготовлено на полк солдат. Нанятая столовая поставила со своей стороны всё лучшее из своего меню: винегрет, картофельную запеканку с грибами, яблоки «в шкляре» и почему-то поминальные блины. Еврейская кухня тоже была представлена своими лучшими изделиями — фаршированной рыбой, форшмаком и куропродуктами в виде паштетов, фаршированных шеек и прочесноченных куриных четвертей, не говоря о прочих струделях и маковниках. Салат оливье, осетрина и копчёная свиная колбаса были советской составляющей брачного пира. Остаток денег, которые семья Розенцвейгов давно копила на покупку автомобиля «Москвич», был потрачен на водку. Вино было совсем дешево и даже в счёт не шло…

            Шурик не был избалован таким изобилием пищи. Хозяйство у них в

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту