Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

157

Стол был заставлен вином и фруктами, никакой серьёзной еды не было. Шурик поставил шампанское, и девочки оживились. Гия, открывая шампанское, шепнул Шурику:

            — Настоящие проститутки любят шампанское…

            Шурик посмотрел на девушек с новым интересом: неужели правда? Вот эти красавицы и есть проститутки? А у него-то было ложное представление, что проститутки — пьяные потрёпанные девицы возле Белорусского вокзала… А эти… Меняет дело…

            Выпили шампанского и поставили музыку. Узбечка танцевала с Гией, Рита вышла в коридор поговорить по телефону. Шурик, поколебавшись, пригласил литовку Эгле. Какое-то сказочное имя. Он обнял её за спину — она была как выкована из металла. От неё пахло духами, которые тоже наводили на мысли о металле. Янтарь светился на белой шее. Благодаря огромным каблукам она немного возвышалась над Шуриком, и это тоже было непривычно — в нем было сто восемьдесят сантиметров, и никогда такие высокие девушки рядом не стояли. Леденящее душу восхищение захватило Шурика.

            — Вы просто королева, настоящая Снежная королева,— шепнул Шурик в ухо, отягощенное полированным янтарём.

            Эгле загадочно улыбнулась. Музыка умолкла, Гия разлил остатки шампанского девушкам. Молдаванка попросила коньяку. В комнату вошла Рита, довольно громко сказала узбечке:

            — Джамиля, там тебя Рашид по всей Москве ищет.

            Джамиля-Аня пожала плечами:

            — Какое мое дело? Второй год всё ищет… Делать больше нечего.

            Молдаванка подлила себе ещё коньяку. Пила она, некрасиво запрокидывая голову. Раздался звонок.

            — Родители?— удивился Шурик.

            — Нет, они в театре. Придут часов в одиннадцать. Это Вадим.

            Вошёл Вадим, большой и важный. Ландшафт сразу изменился,— как будто пришло большое мужское подкрепление. Джамиля и молдаванка оживились, но Вадим сразу же положил глаз на молдаванку.

            — Анжелика, твой выход,— скомандовал Гия, и молдаванка, не выпуская стакана, повисла на Вадиме…

            В половине одиннадцатого засобирались. Вадим увёз куда-то совершенно пьяную Анжелику.

            — Девчонки с хатой,— шепнул Гия Шурику.— Я лично устроил, на проспекте Мира. Так что я тебя угощаю. Такси лучше брать на той стороне.

            Шурик кивнул. Что он имеет в виду под угощением? Неужели… Джамиля была явно лишняя, но, кажется, никого это не беспокоило.

            Шурик взял такси, усадил красоток на заднее сиденье. Таксист, пожилой мужик, смотрел на него с уважением. Шурик сел с ним рядом.

            — Одну не сдашь?— тихо спросил шофёр.

            — Простите, что?— не понял Шурик.

            Мужик хмыкнул:

            — Куда едем?

            Приехали на проспект Мира. Вышли у приличного сталинского дома. Пешком поднялись на второй этаж. Эгле, долго ковыряясь, открыла дверь ключом. Провела Шурика в одну из комнат, вышла. Он осмотрелся. Дом был небогатый, семейный. Стояла двуспальная кровать, шкаф. Дверца приоткрыта, на ней зацеплены плечики с нарядами. Каблукастые туфли, пар пять, аккуратно расставлены у двери.

            В глубине квартиры долго шумела вода. Потом донеслись обрывки женского разговора: Джамиля как будто жаловалась, Эгле односложно отвечала. Потом вошла в голубом и прозрачном, с ворохом

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту