Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

163

тревожных размышлений принёс Светлане этот Шуриков маршрут…

            А при дневном освещении она будет выглядеть просто как матрешка, бедняга,— подумала Светлана.

            Соперниц друг в друге они не заподозрили.

            В больницу Вера Александровна не ездила. Шли холодные весенние дожди, в зимних сапогах уже было жарко, в туфлях — рано. Подходящей обуви на мокрую погоду у Веры не было. Вот Шурик выпишется, надо будет эту проблему решать. Хорошо бы на каучуке, но не на плоской подошве, а на небольшой танкетке…

            Вера писала Шурику длинные чудесные письма. Шурик их сохранил, сложенными аккуратной стопочкой, по дням написания. Мария тоже писала, а также рисовала картинки. Главный сюжет был — она с Шуриком на берегу моря.

            Светлана заезжала к ним за письмами, по Шуриковой просьбе забирала то словарь, то бритву, то пришедший по почте большой конверт.

            Вера Александровна Светлану очень оценила: настоящий друг, и, хотя хорошенькой её не назовёшь, внешность изящная, девушка воспитанная. И, что большая редкость,— замечательная рукодельница. Елизавета Ивановна одобрила бы…

            Светлана была очень внимательна к Вере Александровне: всякий раз, как собиралась к ним, спрашивала, что привезти из города, и привозила из кулинарии ресторана «Прага» много разной еды, так что Вера Александровна забыла спросить у Шурика, в какой кулинарии он покупал картофельные котлетки…

            Вскоре Шурика выписали. Вера Александровна расстроилась: он выглядел ужасно. Похудел. Из щеки торчали какие-то металлические штучки. Он еле разговаривал, ничего не ел, а только пил всякие жидкости через трубочку. Зато писал им чудесные смешные записки с картинками. Мария сразу же затребовала, чтобы он не пропускал «священные часы», и даже сказала ему, сколько часов он ей задолжал за время болезни. Подсчитала. Он обещал всё отработать.

            Удивительное дело, но как только Шурик вернулся из больницы, воспаление тройничного нерва у Веры прошло — как не бывало.

            Вскоре с Шурика сняли его железную сбрую, и он, в честь такого праздника, повёл всех, включая и Светлану, в ресторан «Якорь» и накормил до отвала вкусной едой.

            Светлана праздновала самый большой день своей жизни: это был семейный обед, все люди, которые сидели за соседними столиками, думали, что Шурик её муж, Вера Александровна как будто свекровь, только вот девочка непонятно чья. Лишняя. Мария, со своей стороны, тоже нашла обед отличным, но тоже считала, что было в нем кое-что лишнее — Светлана…

            Неприятным для Светланы было только одно обстоятельство: Шурик по-прежнему не желал навестить её дома, и вообще не проявлял никаких знаков мужского интереса. Светлана терпеливо ждала любовного свидания. Разговор о восточной Джамиле она решила не поднимать. Разве что когда-нибудь потом…

            Она звонила теперь каждый день, подолгу разговаривала с Верой Александровной про жизнь вообще и про Шурика в частности. В конце разговора она просила передать трубку Шурику, и, если его не было дома, Вера непременно отчитывалась, где он сейчас находится. Если это была библиотека, Светлана не ленилась проехаться и проверить. Всё-таки впечатление складывалось такое,

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту