Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

185

и за столиком обшарпанного кафе на Сретенке сообщил о настоящей любви, которая обрушилась на него прямо на рабочем месте. В несколько иной лексике, чем свойственна была Вере Александровне, он изложил Шурику приблизительно ту же идею, которую исповедала его мама: о высоком чувстве, основанном на духовной близости и общности интересов. Про духовную близость словами не расскажешь. Но что касается общности интересов, то она лежала в области лакокрасочного производства: избранница Жени была одновременно заведующей лаборатории и руководительницей его диссертации. Новая технология изготовления акриловых красителей убедительно доказала, что его первая настоящая любовь к Аллочке была недостаточно настоящей.

            Шурик сочувственно слушал друга, но не совсем понимал существо предъявленной ему драмы: почему одна любовь должна препятствовать другой? Алла такая милая, заботливая, а маленькая Катя вообще прелесть… Ну, появилась ещё какая-то химичка, значит, надо так организовать жизнь, чтобы одно другому не мешало. Кому нужны эти мудовые рыданья?

            — Ты понимаешь, Шурик, она даже не в моем вкусе,— развивал свою мысль Женя.

            — Кто?— не понял Шурик.— В каком вкусе?

            — Да я говорю, что Алла вообще не в моем вкусе. Мне всегда нравились девушки рослые, спортивные. Ну, вроде Стовбы, а Алла со своей задницей и кудельками…

            — Жень, да ты что?— изумился Шурик.— Ты о каком вкусе вообще?

            — Ну, понимаешь, у каждого человека есть определённый секс-тип. Ну, кому-то нравятся полные блондинки или, наоборот, худые брюнетки. У нас в лаборатории есть один мужик, у него первая жена была бурятка, а вторая — кореянка. Его на восточных женщин тянет,— разъяснил Женя несложное построение.

            Добродушный Шурик неожиданно обозлился:

            — Жень! А не сошёл ли ты с ума? Просто полную чушь несёшь. Ты, когда в Алку влюбился, ещё ни про какой секс-тип не слыхал, да? Влюбился, женился, родили ребёнка. И вдруг, здрасьте, какой-то секс-тип объявился! Ну, завёл себе бабу, и трахайся потихоньку, Алка-то чем виновата? Подумаешь, большое дело, переспал с одной, потом с другой. Аллу-то жалко, она переживает… Чем она виновата, что у тебя секс-тип обнаружился?

            Женя только морщился и разочарованно качал головой:

            — Ну ты, Шурик, просто совсем не понимаешь. Я с ней не то что спать, я с ней даже разговаривать не могу. Что ни скажет, всё глупость. Просто пустое место. Ну не люблю я её. Я люблю другую женщину. А с Алкой я всё равно разведусь. Не буду я с ней жить. Я познакомлю тебя с Инной Васильевной, и ты всё поймёшь.

            Женя разлил остатки вина по рюмкам. Выпил. Выпил и Шурик.

            — Может, ещё?— спросил Женя.

            Вино закончилось, а разговор ещё нет.

            — Давай,— согласился Шурик.

            Старый официант с кислым лицом принёс ещё бутылку саперави.

            — Тебе хорошо, Шурик,— у тебя любовниц дюжина, и ты никого не любишь. Тебе всё равно. А я просто так не могу,— объяснил свою интересную особенность Женя.

            Шурик опечалился:

            — Вот и мама моя говорит, что я циничный. Наверное, я и вправду циничный. Только мне Аллочку твою жалко…

            — Ну вот ты и жалей её,— передернулся Женя.—

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту