Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

197

усилием он втолкнул Соню в прихожую и временно прислонил её к стене. Тут вышла Веруся и сказала:

            — О Боже!

            Соня сползла вниз и мягко сложилась возле двери.

            — Да она же совсем пьяная!— воскликнула Вера.

            — Прости, Веруся! Ну не мог же я её на улице бросить?

            Потом Соня блевала, отмокала в ванной, плакала, засыпала и вскакивала, её отпаивали чаем, кофе и валерианкой. Наконец она сама попросила дать ей немного водки, и Шурик дал ей рюмку. Она выпила и заснула. Вера жалела Шурика, который попал в дикое положение, предлагала вызвать врача, но Шурик не решался: а вдруг просто отвезут в вытрезвитель?

            Потом Соня проснулась, снова плакала о Валерии, снова просила дать немножко выпить… Потом обнимала Шурика за шею, целовала ему руки, просила полежать с ней рядом… Длилась вся эта свистопляска почти двое суток, и только на третьи сутки Шурику удалось отвезти не вполне протрезвевшую, но уставшую от питья женщину в Беляево, в семью…

            Пожилая красивая женщина в шёлковом платье приняла её очень сдержанно. Из глубины большой квартиры вышел мрачный молодой мужчина с фамильными сросшимися бровями, судя по всему, брат, и грубо уволок Соню. Она что-то попискивала. Женщина кивнула Шурику сухо и поблагодарила очень своеобразно:

            — Ну, что вы стоите? Вы уже получили своё, и не стойте здесь.

            Шурик вышел, вызвал лифт и, пока ждал, услышал из-за двери визг, звук падающих предметов и громкий голос женщины:

            — Не смей бить! Не смей её бить!

            «Ужас какой! Неужели он её избивает?» — мелькнуло у Шурика, и он нажал на звонок. Дверь быстро отворилась: бровастый мужик пошёл на Шурика с кулаками:

            — Чего нарываешься? Напоили, вы…ли, ну, чего ещё надо? Вали отсюда!

            И Шурик припустил вниз по лестнице — не потому, что испугался, а потому, что почувствовал свою вину…

            Он выскочил из подъезда и побежал к остановке автобуса — он как раз выехал из-за поворота. Вскочив в пустой автобус уже на ходу, он плюхнулся на сиденье — ему было тошно…

            «Хорошо, что всё это не будет иметь никакого продолжения»,— успокоил он сам себя.

            Но тут он как раз ошибся. Через два месяца, выйдя из лечебницы, куда поместил её брат, Соня позвонила. Она благодарила его за всё, что он для неё сделал, плакала, вспоминая Валерию, просила встретиться с ней. Он твёрдо знал, что не надо этого делать, но Соня настаивала… Встретились.

            Соня была почему-то уверена, что Валерия оставила Шурика ей в наследство. Кроме сросшихся бровей и алкоголизма, с которым она боролась с переменным успехом, у неё были маленькие цепкие ручки, страстная натура и маленький сын от первого брака. И Шурик ей был очень нужен. Для выживания, как она считала.

           

           

           

глава 58

           

            Незадолго до тридцатилетия Шурик совершил неприятнейшее открытие: как-то утром он брился в ванной комнате, поглядывая в зеркало, чтобы удостовериться, что бритва снимает ровно и не остается никаких пропущенных волосков. И вдруг заметил, что за ним следит из зеркала незнакомый ему мужчина, немолодой, довольно мордастый, с намечающимся вторым подбородком и мятыми подглазьями. Было мгновенье

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту