Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

91

кричит ему:

            — Иван Семенович! Вам покушать прислали, вставайте!

            Пахнет у них ужасно. С облегчением бегу я вверх по лестнице, мама стоит на свету, в дверном проеме, и улыбается мне. Она в белом фартуке, даже с кружевной ленточкой на груди. Мама красивая, как принцесса. Одно только смущает: кажется, у принцесс белокурые волосы, а у мамы веселые черные кудряшки, подхваченные сзади двумя заколками…

            Нищие исчезли незадолго до праздника, который я запомнила очень хорошо. Отец вел меня за руку по нарядному городу, и повсюду были выставлены косые красные кресты. Я начинала тогда разбирать буквы и спросила у отца, почему всюду написано «ХА-ХА-ХА…». Он раздраженно дернул меня за руку, а потом объяснил, что эти косые кресты означают еще цифру тридцать.

            Вечером того же дня, уже лежа в постели, я слышала, как мама говорит отцу:

            — Нет, не понимаю, отказываюсь понимать, кому они мешали…

            — Город к празднику почистили…— объяснил ей отец.

            Во второй истории перловый суп не был главным действующим лицом, а лишь скромно мелькнул на заднем плане.

            Воскресным утром в дверь позвонили. Один раз, а потом еще один. Дверь в нашу комнату была первой но коридору. Один звонок был общий, два — к нам, три — к Цветковым… восемь — к Кошкиным.

            — Вероятно, это общий,— пробормотала мама. Коленями она стояла на стуле, а локтями упиралась в стол. Таблицы с синими, красными и взятыми в кружок цифрами лежали перед ней. Две мелкие морщины образовывали между бровей деревце, когда она работала.

            Она спрыгнула со стула и, все еще неся напряжение мысли на круглом умном лобике, пошла открывать.

            Огромная темная женщина стояла в дверном проеме. На ней был длинный военный плащ до полу, ярко белел пробор на круглой толстой голове.

            Мама смотрела на нее выжидающе, и тетка не обманула ожидания: она распахнула плащ и предъявила огромное голое тело. У меня дыхание перехватило от этого зрелища: грудь низко свисала и оканчивалась большими, чуть не с чайное блюдце сосками, пупок был размером с чашку, выпуклый и тоже темный, глубокий неровный шов шел поперек живота, над треугольной бородкой вытертых волос, и все вместе это было каким-то страшным великанским лицом, а не женским телом.

            — Погорельцы мы! Все-все погорело… как есть…— сказала женщина немосковским мягким голосом и запахнула ужасный лик своего тела.

            — Ой, да вы заходите, заходите,— пригласила мама, и женщина, озираясь, вошла.

            Прихожая нашей многосемейной квартиры была заставлена сундуками, корытами, дровами и шкафами.

            — Я сейчас, сейчас,— заторопилась вдруг мама.— Да вы сядьте,— и мама сняла ящик с венского стула, который был втиснут между Цветковским сундуком и тищенковской этажеркой.

            Мама кинулась в комнату, вытянула нижний ящик шкафа, села перед ним и стала выбирать из старого белья подходящее для погорелицы. Две длинноногие пары дедовых кальсон бросила она на пол и побежала на кухню. Разожгла примус, поставила на него кастрюлю и снова метнулась в комнату.

            Женщина сидела на стуле и все разглядывала рогатую вешалку Кудриных, на которой висели ватник и шинель.

            А мама выбросила все с полок шкафа и быстрыми пальчиками перебирала свои тряпки. Мама была маленького роста,

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту