Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

137

здесь у нас одна девушка из Москвы, Люда, я с ней знакома, но так, не особенно близко. С ней моя подруга дружит. Она уже два года как ушла из стриптиз-клуба, сейчас замужем за банкиром, в большом порядке.

            На золотой цепочке, утопая между грудями, висит какой-то шарик. Лада вытаскивает его, поворачивает.

            — Хейнц часы подарил. У меня через двадцать минут номер. Посмотришь, обалдеешь. У меня номер постановочный, не просто так… Я отработаю, вернусь…— улыбка крупным планом.

            Стриптиз голый, то есть без предметов, стриптиз с предметом, стриптиз парный, мужской, женский, наконец, стриптиз-сеанс, когда хорошему клиенту персонально демонстрируют все от начала до конца — за особую плату…

            Лада выступает со стулом. Стул — ее сексуальный партнер. Она его оглаживает, облизывает. Язык огромный, красный, увешан серебряными сережками или бубенчиками… Кажется, это стул снимает с нее перчатки, подвязки, трусики. В пупке — искусственный изумруд в сорок каратов. Лада отдается возлюбленному стулу с пылом артистической страсти.

            Аплодисменты. Ладу приглашают выпить. Ладу приглашают потанцевать. Лада сегодня в ударе — об этом говорит Жене Мишель:

            — Она сегодня отлично работала. Надо было сегодня снимать… Она опытная актриса, перед камерой не стесняется.

            Ага, выходит, другие стесняются. Это интересно. Перед полным залом мужиков — не стесняются…

            После выступления проходит часа полтора, прежде чем Лада возвращается к Жене:

            — Ну, как тебе?

            — Лада, класс! Лучший стриптиз за всю жизнь,— всего стриптизов Женя видела два — вчера и сего дня. И вчерашний был не хуже.

            Снова сидят за столиком, перемалывают все то же. Про папу-капитана, про насильника-отчима, про жениха… Странно, одна и та же история — второй раз.

            А зовут Ладу Ольгой. Она из Иванова, закончила ПТУ. Работала прядильщицей. Зарплату по полгода не выплачивали. Уехала на заработки в Питер. В проститутки. Хорошо зарабатывала. За вечер — сколько на фабрике за полмесяца. Это два дня спустя, сидя в кафе, где Ленин кушал струдель, расколется девочка. А пока — про здешнюю жизнь.

            — Вы наших девочек не слушайте. На нашу зарплату здесь не проживешь — хватает только за квартиру заплатить и на одежду. Здесь костюмы очень дорогие…

            Костюмы — трусики с блестками и бюстгальтер в стекляшках или что-нибудь кожаное… И бубенчик в языке, и изумруд… «Профодежда»,— улыбается про себя Женя.

            — А кормись — как хочешь,— и жалуется и хвастает одновременно Лада.— Вот у меня, к примеру, есть своя клиентура — тысяча баксов в ночь. А так ведь все наши девочки,— лицо презрительно кривится,— за двести франков ходят. К тому же я здесь работаю только до осени. Осенью мы с Хейнцем поженимся, и я открываю дело. Он банкир, он меня поддержит… У меня здесь подруга есть, Люда из Москвы. Тоже у нас работала, так вот она замуж вышла и открыла свое дело…— по второму кругу заходит Лада.

            Ну конечно, у них алкоголизм — профессиональное заболевание. «Надо будет попросить Мишеля познакомить с этой Людой»,— решает про себя Женя.

            Оказывается, Мишель Люду прекрасно знает. Она сейчас в отъезде. Непременно познакомит, как только та появится…

            Женя продолжала свою ежевечернюю вахту. День второй, третий,

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту