Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

155

Женя, сгорая на костре ненависти, мрачно вытаскивала свои теплые коробочки.

            — Теть Жень, да вы что? Я же пошутила! Ничего мы не брали из вашей еды! Просто из холодильника вынули, чтоб арбуз охладить! Я баночки ваши на подоконник поставила! А мама просто невыносимая стала — ей надо во все заглянуть, во все нос сунуть, все подсмотреть, что у нас происходит.

            Вторая, Мариша, подтвердила:

            — Мы же взрослые. У нас своя жизнь. А она все нас воспитывает и воспитывает…

            Приоткрылась Лилина дверь: она высунула в щель голову, как черепаха высовывается из панциря, готовая немедленно убраться восвояси:

            — Ой, Женечка! Ты приехала! Прости меня, идиотку! Девочки праздник справляют. Простите меня, девочки! Я ведь не знала, что Иом-Киппур…

            Женя стояла со своими кабачками дура дурой. Но зато стало вдруг дико смешно. Она захохотала звонким девчачьим смехом:

            — Да ну вас всех к чертям!

            Лилечка быстренько перекрестила воздух — она боялась таких упоминаний.

            — Глупые вы девочки! Да в Иом-Киппур — строгий пост, без еды, без воды!—— объяснила Женя, как будто она знала про этот еврейский Иом-Киппур всю жизнь, а не сегодня утром услышала…

            Лилечка шла к ней, придерживаясь за стенку, потому что красивую палку оставила возле кровати:

            — Женечка! Спасибо, что приехала! Ну, Господь с тобой!

            …Кирилл уже спал, когда Женя пробралась в спальню. Настроение у нее было прекрасное. Она все более чем успела. Девочки были, конечно, сучки, но могли быть и хуже. Женя взглянула на будильник — было без четверти двенадцать. Поставила на половину шестого — рейс был ранний. И тут раздался телефонный звонок. Это была Хава.

            — Женечка, ты прости, если я тебя обидела. Но я не могу тебе этого не сказать, это очень важно. Талмуд говорит, что когда человек делает для других, чтобы им было хорошо, а самому ему плохо, то это неправильно… Человеку должно быть хорошо… Ты неправильно живешь… Человеку должно быть хорошо!

            Она говорила серьезно и от души. А Женя улыбалась, представляла себе ее резное лицо, пожалуй, одно из самых красивых женских лиц… А сложена как… Дура прямоугольная!

            — Хава! А с чего ты взяла, что мне плохо? Мне хорошо. Мне отлично! Слушай, а чего Талмуд говорит насчет того, когда ты мне деньги отдашь?

            Хава молчала: они были знакомы целую жизнь. И были десятки, и четвертаки, и сотни, которые она брала в долг, и не отдавала, и теперь она прикидывала, что же имеет в виду Женя.

            — Что ты имеешь в виду?

            — Тридцать два доллара на книги по Священному Писанию,— быстро ответила Женя.— А что же еще?

            — А,— облегченно вздохнула Хава.— Как только ты вернешься, я сразу и отдам.

            — Ну и отлично! Спокойной ночи!— Женя повесила трубку.

            Кирилл подвинулся к стене, освободив ей побольше места, протянул сонную руку, пробормотал:

            — Бедняжка…

            А Женя улыбалась — ей было хорошо: еще один день покоя закончился.

            А вот завтрашний обещал быть напряженным.

           

           

           

5

           

            Водитель Леша, которого Женя ценила за неславянскую точность, приехал на своей старой «пятерке» вовремя, поднялся и забрал чемодан. Женя была готова, но хотела набело попрощаться с Кириллом, дать последние инструкции.

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту