Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

10

что-то ты мне подарков сроду не делала… Не дам тебе нисколько. Хочешь — заработай. Вот помоешь меня в корыте да постираешь, тогда дам тебе, не столько, конечно…

            Колыванова поставила на плиту два ведра с водой и стала ждать, пока согреется. Весь вечер она возилась с ее бельем, которого был полный таз. Тамарка дала ей десять рублей, но отругала, что постирано нечисто.

            Домой вернулась поздно. Мать была в ночную, а Лидка спала. Утром поговорить с Лидкой она не успела, потому что она очень рано ушла на фабрику.

            Только вечером следующего дня снова приступила Колыванова к сестре насчет денег. Лидка была умная, ловкая, но денег у нее на самом деле не было. Она пошла под лестницу, там висела дяди Мишина рабочая телогрейка, которая не раз выручала ее по мелочевке. Она пошарила в обоих карманах и принесла сестре горсть мелочи, больше двух рублей.

            На кухне в тот вечер была драка. Тетя Граня из зеленого барака пришла ругаться с тетей Наташей за своего мужа Васю. Соседки собрались на кухне, и мать Колывановых, Валентина, тоже там участвовала. Лидка велела Тане постоять при дверях, влезла в материну сумку, но в ней была одна большая бумажка в пятьдесят рублей и больше ничего. Был у Лидки в запасе еще один способ, но она сомневалась, чтоб Танька на него согласилась. Но все же спросила:

            — А если потараканят тебя?

            — А сильно больно?— деловито поинтересовалась Колыванова.

            Лидка задумалась, как бы верней объяснить:

            — Мамка покрепче дерет.

            — Тогда пусть,— согласилась Танька.

            Переговоры Лидка решила провести немедленно. Надела серую козью шапку и пошла. Идти надо было рядом, в смежный двор, но вернулась она не очень скоро, зато довольная.

            — Ну, обещал он денег-то дать, Паук-то,— сообщила она.

            — Да ну?— обрадовалась Танька.

            — Не так просто,— остерегла Лидка сестренку.— Потараканит тебя.

            — А вдруг потом денег не даст?— встревожилась Танька.

            — Так вперед взять,— надоумила опытная Лидка. Танька, хотя была и маленькая, тоже хорошо соображала:

            — Ну да, сначала дадут, а потом отберут.

            — Так вместе ж пойдем, я сразу возьму и унесу,— предложила Лидка.

            Танька обрадовалась: так выглядело надежней.

            — А сама-то ты к нему ходила?— спросила Танька сестру.

            — Когда еще было…— отмахнулась Лидка.— Когда мать Сашку рожала, в то лето. А потом она из роддома пришла, ей Нюрка сказала, что я к Пауку ходила, она меня выдрала,— напомнила Лидка.— Я теперь этим не занимаюсь. Я теперь замуж выходить буду,— с важностью добавила она.

            Таня кивнула, но без сочувствия. Она была занята своими мыслями: времени-то почти не оставалось, назавтра было шестое, а Лидка выходила с двух, а вечером надо было братьев забирать, и вдвоем отлучиться им было невозможно. Идти же одной Танька боялась, хотя и знала куда.

            Пошли они седьмого, перед вечером. Жил Шурик Паук во втором этаже зеленого барака с матерью и с бабкой. Был он молодой парень, но порченый. Одна нога у него росла криво и была короче другой. Он и в армии не служил, и не работал толком. Был голубятником В своем сарае с большой голубятней наверху он и проводил все время, ночевал там даже зимой, укрывшись тулупом и старым ковром Он не пил, не курил. Говорили, что деньги на машину копит. И еще известно было, что он портит девочек. Сам он, смеясь редкозубым ртом, говорил, что ни одна девчонка из бараков от него не ушла. Взрослые девки дела с ним не имели.

            Когда сестры Колывановы пришли к нему, он был сильно озабочен, усаживал в клетку полуживую

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту