Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

82

бежать, дергалась и металась. Чтобы она не упала с кровати и не разбилась, ее обвязали сеткой.

            А сумка как будто была уже у нее в руках, и она не хотела ее отдавать и все кричала: сумка! сумка!

            И знала — чем громче она кричит, тем больше принадлежит ей эта кожаная ветошь с извилистым узором на роговом замке.

            А ласковый и печальный голос кого-то знакомого все говорил ей:

            — Брось, брось, оставь!

            Но Генеле не сдалась до конца. Так она и умерла, скрючив левую руку и подогнув пальцы, сжимающие невидимый замок.

            Наутро печальные племянницы Галя и Рая и старый Наум в коротких широких штанах получили в больнице по описи ее вещи. Галя взяла коричневую сумочку с отдельно означенной небольшой суммой денег, находящихся в ней, Наум — с опозданием дошедшее до него пасхальное угощение.

            Потом, когда он развернет дома эти свертки, в термосе он обнаружит еще не остывший бульон, а остальная еда, приготовленная руками Генеле, будет поставлена на поминальный стол,— и эта последняя трапеза будет грубым нарушением еврейского обычая, потому что издавна было принято после похорон близкого человека строго поститься, а отнюдь не наедаться вкусной едой.

            Рая пошла по всяким скорбным учреждениям оформлять бумаги, а Галя поехала в Востряково на кладбище, чтобы узнать, какие нужны бумаги, чтобы положить покойную Генеле рядом с сестрами, братьями и родителями.

            Вечером племянница Галя пришла к Науму. Рая пришла еще раньше. У него горела маленькая лампочка, которую он зажигал в годовщину смерти родственников. Они сели за шаткий стол. Григорий с радостной улыбкой пошел ставить чайник. Когда он вышел, Наум сказал торжественно племянницам, обращаясь по преимуществу к умной и несколько педантичной Гале:

            — Дочери мои! Генеле умерла. И не мучилась. Пусть земля будет ей пухом. Поезжайте к ней в дом, пока соседи не обчистили ее комнату и не наложило печать домоуправление, и хорошо поищите,

            — Что там искать, дядя Наум?— недоуменно спросила Рая.

            — Во-первых, завещание…— Рая пожала плечами, а Наум строго продолжал:

            — А во-вторых, нашей Генеле достались от бабушки бриллиантовые серьги. Вот такие бриллианты!— Он сложил из большого и указательного пальцев кольцо, в котором уместился бы грецкий орех.

            — Какие бриллианты, дядя Наум, вы бредите?— изумилась Галя.— Всегда были нищими!

            — Так вот случилось. Серьги были. Испанской огранки. Непревзойденные!— Наум поцеловал кончики пальцев.— Чтоб я так жил! Бабушка умирала у Генеле. А Генеле была хитрая девочка, она их прибрала. Когда сестры с нее спросили, она сказала: «Ничего не знаю! Я за бабушкой ходила, я кормила, я стирала — это я знаю. А где бриллианты — не знаю!» Ну, понимаете меня!— настаивал Наум.— Поищите в белье, в чулках, ну, где женщины прячут, я знаю…

            Галя хмуро посмотрела в темное окно, встала:

            — Я пойду, дядя Наум. Саша в командировке, у меня дети одни…

            И ушла.

            До позднего вечера Галя точно, механически и бездумно делала женские хозяйственные дела, которые не имеют конца.

            А потом присела, достала сумочку старой Генеле и с грустью посмотрела на нее. Раскрыла. Там лежали какие-то старинные рецепты, связка маленьких ключей и завернутая в пергамент баночка из-под крема. Она развернула пергамент. В баночке было что-то вроде вазелина, покрытое толстым слоем окиси.

            — Бедняжка Генеле!— сочувствовала Галя, высыпая на газету всю мелкую дребедень из старой сумочки.— Что же я могу для нее сделать теперь? Ничего…

            И вдруг догадалась. Она смахнула

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту