Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

101

посадила чернильную кляксу на красный уголок, торчащий из-под воротничка впереди сидящей Алены Пшеничниковой, и Алена рыдала всю большую перемену, но перед самым концом перемены к ней подошла Маша Челышева и сказала ей на ухо:

            — А давай спросим у Колывановой, ну, про ту, безрукую?

            Алена оживилась, и они подошли к Таньке Колывановой, которая сидела на последней парте и рвала на мелкие кусочки розовую промокашку, и спросили без всякой надежды, просто на всякий случай, не знает ли она безрукую девочку Тэ Колыванову.

            Колыванова очень смутилась и сказала:

            — Какая же она девочка, она большая…

            — Твоя сестра?!— взвопили в один голос свежепринятые пионерки.

            — Не сестра, так, родня нам, тетя Тома,— потупившись, ответила Колыванова, но видно было, что она мало гордится своей знаменитой теткой.

            — Она ногами вышивает?— строго спросила Колыванову Алена.

            — Да она все ногами делает, и ест, и пьет, и дерется,— честно сказала Колыванова, но тут прозвенел звонок, и они не договорили.

            Весь четвертый урок Алена с Машей сидели как на иголках, посылали записки друг другу и другим членам пионерской организации, а когда урок кончился, они окружили Колыванову и стали ее допрашивать. Колыванова сразу призналась, что тетя Тома и впрямь вышивает ногами и действительно она вышила подарок товарищу Сталину, но это было давно. И что она никакой не герой войны, и руки ей не фашистские пули отстрелили, а что она так родилась, совсем без рук, и живет она в Марьиной роше, и ехать туда надо трамваем.

            — Ну хорошо, иди,— отпустила Алена Колыванову. Колыванова с радостью тут же улизнула, а пионерская организация в полном составе осталась на свое первое собрание.

            Главный вопрос был ясен и сам собой как-то решен: выборы председателя совета отряда. Соня с наслаждением написала на тетрадном листе: «Протокол». Проголосовали. «Все — за»,— написала Соня, а ниже приписала: «Алена Пшеничникова».

            И Алена, молниеносно облеченная полнотой власти, тут же взяла быка за рога:

            — Я думаю, мы должны пригласить на сбор отряда безрукую девочку, ну, эту тетеньку, Тамару Колыванову, пусть она нам расскажет, как она вышивала подарок товарищу Сталину.

            — А мне больше понравился.., там стоял столик золотенький, вокруг стульчики, а на столике самовар и чашечки, а самовар с краником, и все маленькое-маленькое, малюсенькое…— мечтательно сказала Светлана Багатурия.

            — Ты не понимаешь,— печально сказала Алена,— столик, самоварчик — это каждый может сделать. А ты вот ногами, ногами…

            Светлане стало стыдно. Действительно, она обольстилась самоварчиком, когда рядом живут герои. Она свела свои раскидистые брови и покраснела. Вообще-то, в классе ее уважали: она была отличница, она была приблизительно грузинка, жила в общежитии Высшей партийной школы, где учился ее отец, а Светланой ее назвали не просто так, а в честь дочки товарища Сталина.

            — Значит,— подвела итог Алена,— дадим Колывановой пионерское поручение, пусть приведет свою тетю Тамару к нам на сбор.

            Соня пошарила пухлой ручкой в портфеле и вытянула оттуда яблоко. Откусила и отдала Маше. Маша тоже откусила. Яблоко было невкусное. Смутное недовольство было на душе у Маши. Хотя красный галстук так ярко и свежо свешивал свои длинные уголки на грудь, чего-то не хватало. Чего?

            — Может, моего дедушку позвать на сбор?— скромно предложила она. Дедушка ее был настоящий адмирал, и все это знали.

            — Отлично, Маша!— обрадовалась Алена.— А ты пиши, Сонь: адмирала Челышева тоже пригласить

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту