Людмила Евгеньевна Улицкая
(23.02.1943 — н.в.)
Сборники рассказов

104

с поворотом.

            — Вот,— сказала Лида, стукнула кулаком в дверь и отворила, не дожидаясь ответа.

            Комната была небольшая, длинная, темноватая. Возле окна стоял топчан, на нем лежала как будто большая девочка, покрытая до пояса толстым одеялом. Она села, спустила на пол большие ноги. Платье у нее было как бы с крылышками на плечах, но рук под этими пустыми крылышками не наблюдалось. Когда же она пошла по комнате, оказалось, что она маленькая, тощенькая и напоминает утенка, потому что походка у нее немного валкая, ноги вставлены чуть по бокам, ступни необыкновенно широкие, а пальцы на ногах большие, толстые и широко расставлены.

            — Ай!— сказала Светлана Багатурия.

            — Ой!— сказала Соня Преображенская. Остальные молчали. А безрукая женщина сказала:

            — Ну, заходите, коли пришли. Чего в дверях топчетесь?

            Алена же, вместо того чтобы сказать длинную приготовленную фразу об открытии сбора, сказала скромненько:

            — Здравствуйте, тетя Тома.

            И в этот момент ей почему-то стало так стыдно, как потом никогда в жизни.

            — Иди, Лидка, чайку поставь,— приказала Тома старшей племяннице и с гордостью заметила:

            — Кран у нас прям на кухне, на колонку не ходим.

            — У нас тоже раньше колонка была,— со своим чудесным грузинским акцентом сказала Светлана.

            — А ты откудова, черная? Армян, цыган?— добродушно спросила безрукая.

            — Грузинка она,— со значением ответила Алена.

            — Дело другое,— одобрила Тома.— Ну, чего,— рьяно и весело продолжила она, как будто не желая по этой красивой грузинской ниточке подойти к тому важному и интересному, ради чего они пришли,— к подарку.— А гостинец мне принесли? Давайте сюда,— и она прижала свой длинноватый подбородок к груди, и тут все заметили, что у нее на груди висит мешочек, сшитый из того же зеленого ситца, что и платье.

            Испытывая жгучее чувство не правильности жизни, Алена расстегнула замок портфеля, вытащила кучу мятых рублевок и сунула их в шейный мешочек, покраснев так, что даже пот на носу выступил.

            — Вот,— бормотнула она.— Пожалуйста, спасибо.

            — А вы глядите, глядите, раз пришли,— мотнула Томка подбородком в сторону стены. На стене висели вышивки и картинки. На картинках были нарисованы кошки, собаки и петухи.

            — А картинки тоже вы?— изумленно спросила Маша.

            Тома кивнула.

            — Ногами?— глупо поинтересовалась Багатурия.

            — А как захочу,— засмеялась Томка, показывая сквозь мелкие зубы длинный, острый на кончике язык.— Захочу — ногами, захочу — ртом.

            Она нагнула голову низко к столу, резко мотнула подбородком и подняла лицо от стола. В середине ее улыбающегося рта торчала кисточка. Она быстро перекатила ее во рту из угла в угол, потом села на кровать, подняла, странно вывернув коленный сустав, стопу, и кисточка оказалась зажатой между пальцев ног.

            — Могу правой, могу левой, мне все равно.— И она ловко переложила кисточку из одной ноги в другую, высунула язык и совершила им какое-то замысловатое гимнастическое движение.

            Девочки переглянулись.

            — А вот портрет товарища Сталина вы тоже нарисовать ногой можете?— все пыталась Алена свернуть в нужном направлении.

            — Могу, конечно. Но мне больше нравится кошек да петухов рисовать,— увильнула Томка.

            — О, кошечка вон та серая прелесть какая, точно как наша,— восхищенно указала Светлана Багатурия на портрет кошки в не правильно-горизонтальную полоску.— Наша Маркиза у бабушки в Сухуми осталась. Я так скучаю без нее!

            — А мне петухи.., вон тот, пестрый,— сказала младшая

 


Фотогалерея

img 18
img 17
img 16
img 15
img 14

Статьи















Читать также

Современная проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Поиск
Поиск по книгам:


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту